Сладкие, добро пожаловать на форум
«Псы Норвегии»

Норвегия – удивительная страна. Тут можно увидеть северное сияние, осмотрев местные леса и озера ты поймешь, что раньше никогда не видел ничего подобного, ледники и фьорды завораживают своим величественным видом. Местные стаи и группировки хранят свои секреты... легенды о духах в этих местах стали популярнее снежного человека, а загадочность лесов стала манить еще сильнее.

Сладкие, добро пожаловать на форум
«Псы Норвегии»

Волки: демонический лес Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом.
Коты-воители. Солнце и луна. Fables of Ainhoa
http://s019.radikal.ru/i636/1708/43/a43c5a5c9bf5.gif

Псы Норвегии

Объявление

ADMIN TEAM





BLOG BY Иисус



Я таков, каким вы меня сделали, и если вы называете меня бешеной собакой, тупицей, борцом с пиццей, то учтите, что я — зеркальное отражение вашей кошки. Было бы здорово, если бы кто–то ответил мне, зачем мне все это. Что послужило для этого поводом; потому что у меня подходящего ответа нет.
ACTIVE





BEST POST



- Эй, пройдоха! – голос рыжей псицы прозвучал как-то намеренно громко. Ирен медленно присела поодаль от темной собаки, хотя взор ее невольно все же скосился в сторону идеально вычесанной «куколки»-афганки. продолжение
WANTED






TOP



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Волшебный рейтинг игровых сайтов
NEWS



30.07.2017 Всего один месяц остался
Дорогие игроки, есть немножко новостей)
Игра ведется, ждем вас из отпусков, каникул, а так же скоро начнется перекличка.

IN GAME



Дата игры: 17.06.2015 год. 23:00
Погода: С середины июня начинается самое лучшее время для прогулок среди фьордов и гор. День становится длиннее, а солнце светит ярче. Температура днем достигает +19, а вечером около +7. Купаться пока рановато, ведь море еще холодное.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Псы Норвегии » Окраина » Стройка


Стройка

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s7.uploads.ru/XrE0Q.jpg
То самое место, где, собственно, проводятся собачьи бои.

0

2

Начало игры
  Голод  - это страшная сила. Наверное, именно он был основным двигателем всего происходящего на Окраинах. Что ещё могло заставить заниматься псов воровством, наркоторговлей, боями... Возможно, тут есть те, кто самостоятельно выбрал такую жизнь, но сколько их? Нищета, грязь, разбой, - всё это заставляло выползать тёмные, склизкие черты характеров, оплачивая псам свою  свободу способностью выживать в этом жестоком мире. Люди хорошо "кормят" цепи монстров, живучих в сознаниях домашних собак. Но некормленые звенья обитателей улиц проржавели, истончились, они скрипят под напором жадности, злости, хитрости, они... рвутся. Порвалась ли "цепь" Фанфир? Она не знает. Гнев и желание разорвать противника уже приподняли губу, чтобы показать клыки, жаждущие крови, уже прошлись по шкуре врага, нанесли ранения. Но у рыжей суки ещё хватает силы, чтобы запугать их, загнать назад, в самые мрачные части разума. Только таких тёмных зон становится всё больше. Монстры нашли верного союзника, имя которому "голод". Именно он вёл Фанф к стройке, только гложущая пустота заставляла думать о расправе над противником.
  Ночь уже заявила свои права на землю. Солнце скрылось:  кто-то остался наедине со своим страхами, но для некоторых это было сигналом к действию, знак, которого они ожидали целый день. Фанфир тоже ждала его. Вместе с последними исчезнувшими лучами в душе подобно вязкому, какому-то масленому веществу распространилось тяжелое чувство отвращения ко всему происходящему. Конечно, оно уйдёт, испарится с первым взглядом на противника. На его место придёт легкость, желание рвать, терзать, рычать. Мир замрёт, превратится в ледяное царство, в котором пропали все звуки. Первым нарушит тишину удар сердца, с ним оттает тело суки питбультерьера. Жаркая волна растопит импровизированную арену и осветит противника. Оживёт и оппонент, начнёт дышать, двигаться. Но каждое действие уже будет отслеживаться: взгляд янтарных глаз уже зацепился за каждую точку тела, выискивая информацию о слабых местах и оценивая способности вражеского бойца.  Гладиаторы сорвутся, будут кружиться и ожидать ошибки друг друга. Фанфир будет испытывать наслаждение, отдаваясь первобытным инстинктам. Она это знает, ей уже не раз приходилось переживать подобную эйфорию. Но это произойдёт потом, сейчас же детские идеалы уговаривали суку бежать прочь из этого места. Только на Окраинах такие благородные понятие гнали прямиком в объятия костлявой старухи-смерти. А Фанф хотела жить, хотела в очередной раз доказать всем своё право на это.
  В темноте строящееся здание казалось мрачным и мистическим местом. Тьма дружила со страхами: давала им холст, который те использовали, чтобы рисовать пугающие образы, прокрадывающиеся в душу и сажающие там семя ужаса. Фанфир издалека осмотрела стройку и решила пока не приближаться в месту ночных событий. Ей хотелось подышать, ночной воздух всегда казался чище. Рыжая сука надеялась, что такая чистота способна прогнать закравшиеся сомнения. "У меня нет выбора, ведь это не так плохо, мне это... нравится," - последняя мысль немного пугала. Фанф собралась и медленной, тяжёлой походкой двинулась вперёд. Настало время выпустить внутреннего монстра и напоить его вражеской кровью.

Отредактировано Фанфир (2017-08-02 23:54:57)

+3

3

Начало игры

Лето. Тёплая ночь. Чистое небо с россыпью ярких и  белоснежных звёзд. Сумерки после рассвета, затянувшие в свои объятья всех, кто оказался вдалеке от слегка подмигивающих осветительных ламп, которые горели здесь каждую ночь независимо от времени года. Разве что в метель света было не видать. Что я, чёрт побери, здесь делаю?
Мысль вертелась на краю сознания привычным фоном, не тревожа моё созерцательное настроение. Я каждый раз задавал себе этот вопрос, с того дня, как занял пост главы бойцов. Спрашивал сам себя, потому что более спросить было некого. Вряд ли кто знал ответ на него, кроме меня самого. А ведь он был прост, словно учебный удар лапой по лапам противника. Я здесь живу. Точнее, не так. Я здесь проживаю свою жалкую жизнь, лишённую смысла. И это вам говорит самый амбициозный боец в прошлом! Впрочем, и ныне я такой же. Просто возраст, казалось, не властный над теми, что рискуют жизнями каждую ночь, на меня действует сильнее. Ведь, в отличие от многих моих бойцов, я-то сам уже редко участвую в боях. Необходимости доказывать свою силу уже нет, а достойных противников с каждым месяцем всё меньше. Достойных и осмеливающихся бросать мне вызов, имею в виду. И, прямо пропорционально этому, появляется больше времени для пустых размышлений, которые порой расстраивают гораздо сильнее, чем проигрыш боя.
- Шеф, может, пойдём уже, а? - телохранитель опасливо косится вниз, оценивая высоту здания, но отойти подальше от края не осмеливается. Ведь его подопечный, то бишь я, опасно разлёгся на бортике, чуть ли не свесив лапы вниз. И, кажется, совсем не боится сорваться вниз.
- Что, боязно? - я не смог удержаться от насмешливой улыбки, когда, немного подумав, пёс медленно кивнул. Забавно, но после распространения слухов о том, что лжецов я убиваю на месте, витиеватых оправданий от подчинённых стало гораздо меньше. А ещё мне в глаза смотреть бояться, когда что-то говорят, мда. Ибо неизвестный шутник постращал тем, что я правду по глазам узнаю. Не скажу, что данный слух меня огорчает, в некотором роде он даже удобен (собственно, именно поэтому поиски автора слуха проходят вяло: всё-таки, даже хорошие слухи обо мне я не люблю), но даже этому удобству есть предел, после которого начинается сущее безобразие.
- Мне тоже, - проговариваю я, даря последний взгляд искрящемуся городу внизу, на который открывается хороший вид именно с этого бортика. - Я тоже боюсь сорваться, - спокойно продолжаю я, и, замечая недоверчивый взгляд собеседника, чуть иронично усмехаюсь, подумав: "Но не в том смысле, что думаешь ты".
- Но в этом-то и прелесть... - задумчиво заканчиваю я свою мысль, а потом, резко встав (и чуть не напугав телохранителя верятностью падения), спускаюсь с бортика, направляясь на этаж ниже, тоже ещё наполовину недостроенный, который мы отвели под арену.
Всё-таки есть в неспешности людей в строительстве свои плюсы. Например, плюсом можно считать то, что перед выходом на арену каждый боец может немного согреться в уже построенном крыле здания. Или то, что школа бойцов размещается здесь же, но этажом ниже арены, и это наш второй дом. Более удобный, чем у моих преступных коллег.
- Что у нас сегодня? - дежурный вопрос, повторяемый изо дня в день. И бодрый доклад одного из организаторов, отвечающего за сегодняшнее "мероприятие".
- ...а ещё заявлен пробный бой с новичком, - под конец отрапортовал молодой пёс и замолчал, ожидая вердикта. А я задумался. Пробный бой означал бой не менее жестокий, и награда та же, но не до смерти. Здесь в приоритет ставилась не скорость, а выносливость, ибо кто первый свалится без сил - тот и проиграл. И вот тут уж разворачивались настоящие ставки, оплачиваемые настоящими ценностями в этом богами забытом углу - настоящая, нормальная еда. И ставку мог сделать любой, а выигрышем была половина собранного. Если задуматься, такие споры иногда были даже сытнее самой схватки.
- Ладно. Проведём в конце, - наконец, решил я. - Поставьте бойцов перед вопросом, кто выйдет против новичка, - и, дождавшись кивка, закончил:
- Итак, подготовку считаю законченной. Можно начинать!..

Отредактировано Святой Дух (2017-08-07 18:18:09)

+4

4

Легкий порыв ветра сдул с железных лесов застоявшуюся пыль. Она растворилась в воздухе так же быстро, как сахар в чае, хотя Фокс никогда не видела вблизи ни того, ни другого. Алые язычки заката бессильно гасли в проемах между голыми этажами, и там, где они не были сокрыты за слоем стен, иногда лениво завывал сквозняк. Оттуда же изредка доносились расплывчатые гулкие голоса.
Фокс не решалась подходить близко к недостроенной махине и обреталась поодаль. Она предпочитала не попадаться никому на глаза, пока стройку не заполнят толпы разношерстных любителей безжалостных потасовок. Нелегальные букмекеры и тотализаторщики, влиятельные кобельки и их телохранители, продавцы «релакса» и просто ценители сего сомнительного вида «спорта» - Фоксли точно знала, что здесь будет каждый из них, и не в единственном числе. Знала она и то, что среди них обязательно затеряется непозволительно огромное множество тех, кто может знать ее в морду.
Ей не хотелось быть замеченной. Фокс внезапно для себя поняла, что не желает, чтобы ее видели здесь, но не могла определить смысл того смутного нежелания. Однако оно вынуждало ее хмуриться и недвижимо разглядывать темные очертания бетонных балок на фоне угасающего небосклона… И наблюдать, как к походившему на мертвенные руины зданию вальяжно и спешно стекаются бойцовские псы.
Фокс смерила прибывающую толпу оценивающим взглядом и позволила задать себе наводящий вопрос.
«Пора?»

Она легко юркнула между чьих-то громоздких тел. Псы окинули ее холодно-презирающим взглядом и  равнодушно двинулись дальше. Такая мелкая сошка не вызывала у них ни доли интереса, когда впереди намечалась куда более завораживающая игра.
- Эй, не хотите поставить?
Сука оглянулась на протяжный, похожий на шипение голос. К залихватского вида кобельку неустанно клеился беспородный с расплывшейся от приторной улыбки мордой и явно надеялся урвать с этого вечера свой собственный кусочек удачи. Глядя на терзавшегося сомнениями молодого кобелька, Фокс мимолетно подумала, что он обречен. Профессиональные спорщики знают, как облапошивать народ.
«Это особенный вид воров, - подумала она, вслушиваясь в уговоры беспородного парня, - Они воруют у своих же коллег и делают это так ловко, что никто и никогда не заподозрит их в обмане».
Псица не была уверена в том, как относилась к этим собакам.
В конце концов, каждый выживал, как мог.

Бездушное здание встретило ее серостью незакрашеных стен. Впрочем, где-то воровка угадывала выцветшие росчерки граффити всякого человеческого хулиганья и вырисованные карандашом цифры, оставленные строителями. Рыжая осторожно оглядывалась по сторонам и искренне старалась держаться подальше от местных псов, осознавая, что здесь она однозначно в меньшинстве. Перспектива влипнуть в неприятности среди оравы буянистых бойцов не внушала никакого желания показываться. А потому в сознании Фокс воспряла мысль о собственной никчемности, ничтожности и беззащитности пред этими громилами. Она вспомнила усмешки тех, кто когда-то смел демонстрировать ей свое физическое превосходство, и невольно выпрямилась, будто пытаясь доказать, что она выше этого.
«Их оружие – сила, твое оружие – разум. Будь рациональна и избирательна, Фокс. Не паникуй и не привлекай внимание».
Глубоко втянув носом воздух, Ирен ловко шмыгнула вслед за торопливо семенящими сородичами.

+2

5

- Дамы и господа, рад приветствовать вас на Вторых Летних боях! - бодро и звонко начал один из старших организаторов, бессменный комментатор уже многих моих боёв, пёс, предпочитавший откликаться на данное ему мною имя Эмиль. Его голос без препятствий разносился по арене, перекрывая рёв сотен псов и псиц и слышимый из каждого угла. Ну, разве что в школе было слышно глуше и через слово: я как-то специально проверял. Уж не знаю, где этот пройдоха раздобыл этот поцарапаный и немного кривоватый рупор, но с ним бои превратились в некое подобие шоу, которые мне доводилось видеть по чёрному ящику в витринах магазина. И не скажу, что это было плохо. Как кровавое шоу, бои стали приносить больше дохода, так что я был не против таких вот заковыристо-льстивых выступлений перед боями.
- А теперь давайте поприветствуем хозяина школы бойцов, любезно предоставляющего вот уже который год свой дом под нашу арену! Он признан одним из опытнейших бойцов, победитель незабвенного Чёрного Клыка, Молотобойца, и... Да что я вам рассказываю! Вы и сами всё знаете не хуже меня. Итак, слово Святому Духу! - толпа внизу взревела ещё пуще, а я, быстро подойдя к краю, у которого стоял рупор, чуть ухмыльнушись, сказал всего несколько слов:
- Рад видеть вас всех! Уверен, многим уже не терпится приступить к тому, ради чего мы с вами здесь собрались, так что... - я взял небольшую паузу, улыбнулся немного зловеще, обводя немного притихшее сборище, а потом закончил свою речь:
- Вторые Летние бои объявляю открытыми! И пусть победит сильнейший! - и я отступил, уступая место тут же взявшему слово Эмилю, а сам стал подниматься обратно наверх, к своему бортику. Прямо напротив него уже давно была обустроена моя лежанка, с которой было прекрасно видно не только арену, но и зрительские места.
- Поставь на Гранца, - повелительно рыкнул я одному из телохранителей, услышав знакомое имя в объявлявшихся первыми участниках, попутно удобно разлёгшись на подушках у края. Насколько я помнил, Гранц, несмотря на свой рост, был отменным бойцом нетрадиционных ударов трюков, так что сейчас зрелище должно было получиться впечатляющим, благо, противник был его как минимум в два раза крупнее. Впрочем, что физическая мощь против мастерства? Вот и я думаю, что абсолютное ничто.

+1

6

Толпа кругом неистово клокотала, как бушующее полихромное море. Со всех уголков импровизированной арены раздавались басистые рыки и сорванные в неугомонном крике голоса. Море покачивалось и взвинчивалось, его волны неожиданно вздрагивали и так же неожиданно замирали. Из него обрывками вылетали слова, перемешивающиеся с десятками других слов, и оттого каждое из них в сочетании со всеми прочими все равно оставалось бессмысленным.
Фокс покорно терпела неловкие тычки особо неповоротливых зрителей. Внешне она оставалась невозмутима, как маленькая скала, нестачиваемая морем, только слегка кривила морду, нарочито опуская глаза в пол. Но когда живой океан захлестнула волна очередного восторга, дворняжка покачнулась вместе с ней. В следующую секунду она уже вытянулась вперед, зорким, чуть холодным взором разглядывая голосящую фигурку организатора.
- Начинается! – прошипел кто-то в массе живых тел.
- Дамы и господа!..
По «трибунам» пробежался громогласный голос, полный огня и задора. Он приглушил пенистые всплески собачьего океана и приковал к себе внимание сотен любопытных глаз. Фокс поймала себя на мысли, что ей понравилось, как звучит этот тон. В нем чувствовалась азартная радость и предвкушение уже вот-вот наступившего удовольствия. Таким же голосом ораторствуют уличные запевалы, желающие продемонстрировать свое счастье прохожим на злобу любой погоде.
Подумав о неугасающем оптимизме обездоленных уличных псов, сука невольно улыбнулась.

Бойцовские псы никогда не любили длинных речей. Изысканное торжественное конфетти в их обществе едва принимало какую-то смутную форму праздника, которая вскоре мгновенно улетучивалась, стоило только им приступить к намеченному делу. Эмиль – хотя Фокс не знала этого имени – улетучился почти тут же, а вместо него под гогот вспыхнувшего ликования спешной, но оттого лишь еще более статной походкой, уверенно ухмыляясь, вышел Он.
Ирен заинтересованно приподняла нос.
«А вот и ты, боец», - уголки ее черничных губ наметили легкое подобие улыбки.
В тот момент толпа исчезла из ее сознания. Фоксли отринула ее, как ненужный атрибут, и перестала слышать шумные шепотки вокруг себя. Она разглядывала самодовольную морду метиса и упивалась ею, как зрелищем, достойным гораздо большего внимания, нежели предстоящий бой. Сука проводила Духа до его места молчаливым ехидным взглядом, который, впрочем, мог говорить даже больше, чем бессмысленные обрывки слов.
«Надо же, Джого, - подумала воровка, глядя, как укладывается пес на своем почетном месте, - и кто бы мог подумать, что когда-нибудь ты окажешься именно здесь

+1


Вы здесь » Псы Норвегии » Окраина » Стройка