Сладкие, добро пожаловать на форум
«Псы Норвегии»

Норвегия – удивительная страна. Тут можно увидеть северное сияние, осмотрев местные леса и озера ты поймешь, что раньше никогда не видел ничего подобного, ледники и фьорды завораживают своим величественным видом. Местные стаи и группировки хранят свои секреты... легенды о духах в этих местах стали популярнее снежного человека, а загадочность лесов стала манить еще сильнее.

Сладкие, добро пожаловать на форум
«Псы Норвегии»

Волки: демонический лес Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом.
Коты-воители. Солнце и луна. Fables of Ainhoa
http://s019.radikal.ru/i636/1708/43/a43c5a5c9bf5.gif

Псы Норвегии

Объявление

ADMIN TEAM





BLOG BY Иисус



Я таков, каким вы меня сделали, и если вы называете меня бешеной собакой, тупицей, борцом с пиццей, то учтите, что я — зеркальное отражение вашей кошки. Было бы здорово, если бы кто–то ответил мне, зачем мне все это. Что послужило для этого поводом; потому что у меня подходящего ответа нет.
ACTIVE





BEST POST



- Эй, пройдоха! – голос рыжей псицы прозвучал как-то намеренно громко. Ирен медленно присела поодаль от темной собаки, хотя взор ее невольно все же скосился в сторону идеально вычесанной «куколки»-афганки. продолжение
WANTED






TOP



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Волшебный рейтинг игровых сайтов
NEWS



30.07.2017 Всего один месяц остался
Дорогие игроки, есть немножко новостей)
Игра ведется, ждем вас из отпусков, каникул, а так же скоро начнется перекличка.

IN GAME



Дата игры: 17.06.2015 год. 23:00
Погода: С середины июня начинается самое лучшее время для прогулок среди фьордов и гор. День становится длиннее, а солнце светит ярче. Температура днем достигает +19, а вечером около +7. Купаться пока рановато, ведь море еще холодное.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Псы Норвегии » Воспоминания прошлого » Там, где кончается мораль


Там, где кончается мораль

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

О том, где и когда вновь их сведет судьба, они не знали. И вряд ли вообще могли знать, сведет ли их судьба когда-либо. Тем не менее, многим известен непреложный закон: "Твой судный час наступает ровно в тот момент, когда ты наконец впадаешь в отчаяние. И цель твоего судного часа - возврат долгов".


Участники:
Святой Дух (Джого) | Фокс
Время:
Около двух лет назад. Сентябрь.
Собакам приблизительно 4,5 года
.
Место | Погода:
Заброшенный дом. Поздний вечер. Воздух сырой и прохладный, по земле стелется легкий вечерний туман. В целом безветренно, а потому и достаточно тихо, над окраиной раскинулось чистое, едва разгоравшееся звездной россыпью небо.
Сюжет | Цель игры:
Спустя немыслимое количество времени мимолетные приятели сталкиваются снова. Однако годы заметно истрепали души борцов за жизнь, и отныне их сводит отнюдь не дружба.
Предавшись отчаянию после третьей недели неудачного промысла, Фокс оказывается в доходном доме - исключительно ради поддержки со стороны своей "хорошей знакомой". В это же время в компанию обворожительных дам попадает и гроза всей окраины - Святой Дух в сопровождении своих подчиненных. И не просто с ценным имуществом - а с настоящей косточкой, о которой волей случая прознает и... И Как же теперь поступить Той, у которой отнято все до последней крошки? Как сохранить гордость, когда ближний на десяток унций богаче тебя самой? Как сохранить и без того сомнительный статус, если жажда жить идет наперерез с нормами навязанной кем-то морали?
Что ж. Похоже, старых знакомых ожидает гораздо больше, чем просто ночь из числа похожих.

+2

2

- Эй, есть кто дома? - весёлый возглас разбил тишину каменного дома, и через его порог, бодро перепрыгивая через несколько ступенек крыльца, ввалилась группа взбудораженых и полных азарта псов и немногих псиц из числа бывших домашних, которых успели лишить возможности стать матерью. Победившим в сегодняшних боях не терпелось разделить свою радость от того, что они живы, с кем-то ещё. Я шагнул в дом в числе последних, однако в холле уже было пусто: мои бывалые бойцы здесь были уже не впервые, и каждый направился к знакомым дверям и закуткам.
- Порадует ли нас сегодня своим присутствием знаменитый Дух? - приторно-сладким, мягким и грудным голосом спросила одна из проституток, оставшихся не у дел (или же специально меня дожидавшихся, во что я, зная их достаточно хваткую и амбициозную натуру, верил гораздо больше). Я молча покачал головой и направился на верхний этаж. Была здесь одна комнатка, выше которой был только чердак, из окна которой открывался хороший вид на Окраины.
Всё-таки люблю я этот Город, каким бы жестоким он ни был, - поймав себя на предвкушении от вида из окна, усмехнулся я про себя, краем уха слыша, как один из телохранителей, умело забалтывая проституток, не даёт им последовать за мной. За мной остались следовать лишь двое - оставшаяся Тень и один из организаторов, который тащил в зубах потрёпанную корзину: в ней был весь сегодняшний "улов". Правда, осталась там только моя доля - бойцы успели разобрать свой выигрыш ещё дома.
- Поставь на пуфик - и можешь идти, - махнул я лапой псу на одну из подушек в углу и внимательно проследил, как он послушно ставит корзину и молча удаляется, немного склонив голову, во избежание рыков с моей стороны за неподчинение и неуважение. Хороший парень, надо бы поощрить его в следующий раз, - мимолётно подумал я, а потом медленно подошёл к окну и сел напротив.
- Ты правда не собираешься присоединяться к веселью? - раздался голос Тени за спиной, о существовании которого я уже и забыл. На правах старого знакомого пёс отбросил официоз, и тем самым подавал знак, что рядом никого из посторонних нет: кроме как наедине, Тени никогда ко мне не обращались на "ты", блюдя мой статус строгого шефа.
- Как-то не тянет, знаешь ли, - вяло и лениво ответил я, зевнув. Сегодня правда  было не до развлечений: мне бы сейчас поесть да поспать, вот только из-за этого похода в доходный дом сон откладывался на неопределённый срок. И отказать в отдыхе бойцам я всё-таки не мог: заслужили. А оставить их без моего начальственного ока - это подложить огромную свинью хозяйке, портить жизнь которой, мне, честно говоря, было просто лень.
- Неужели слухи не врут, и наш Зорро вправду влюбился? - насмешливо-изумлённо произнёс Тень, а я,  сузив глаза, недовольно покосился на него.
Эти слухи пошли с приснопамятной встречи с Молнией, и донимали меня уже второй год. Я был уверен, что чёрно-рыжая не проболталась: всё-таки о своих долгах говорить не слишком приятно, а тут долг был ценой в жизнь - а вот кто-то случайно увидеть меня с ней мог, как и слушок пустить. Автора слухов так и не нашли, да и не особо я пытался, честно говоря - ибо чем больше шумихи, тем больше собак лишь уверятся в "правдивости" слуха. Но приятного всё равно было мало: всё-таки не ценится в нашем циничном обществе хотя бы намёк на романтику.
- Понял, Джо, понял, хватит во мне дырку сверлить, - ощутимо дрогнув голосом, пошёл на попятный пёс, а я лишь фыркнул недовольно. А потом, отвернувшись, произнёс:
- Иди, тоже прогуляйся. Чужих в доме всё равно нет, - заметив в оконном отражении, как Тень открыл пасть, собираясь возразить, я рыкнул раздражённо, добавив в голос стали: - Иди, по-хорошему прошу.
- Понял, шеф, - отрапортовал пёс и, воздержавшись от дальнейших неуместных шуток, вправду куда-то ушёл. По крайней мере, удаляющиеся шаги я услышал.
Подождав ещё немного, я оглянулся, выискивая пару подушек, потом, устроив некое лежбище у окна, подзакусил куском мяса из корзины. Облизнулся, выглянул в коридор, удостоверяясь, что никого нет. А потом сделал то, что хотел сделать с самого начала: развалился на подушках на спине и полуприкрыл глаза, с наслаждением чувствуя, как расслабляются натруженные за день мышцы. Быть застуканнным в такой унизительной позе я не опасался: либо учую, либо услышу. А если уж всё-таки сунется кто по мою шкуру, то опыт боёв никто не отменял. Недаром же говорят, что истинные бойцы только мёртвыми не опасны. И то не факт, честно говоря.

+1

3

- Со мной. Все. В порядке.
В угнетающей тишине затемненной комнаты голос звучал особенно резко. Он напоминал отрывистое шипение ядовитой кобры, разгневанной неуклюжим заговорщиком, и предупреждал своего единственного свидетеля о возможной опасности. Фокс знала, что слова эти мало соответствовали правде. Ее, конечно, вряд ли интересовала выпачканная в уличной  грязи шерсть, и весь вид собаки, на первый взгляд ничтожный и жалкий, был по-прежнему преисполнен гордости и чувства собственного достоинства. Однако чем сильнее она старалась походить на светскую львицу внешне, тем более разбитой и изнуренной чувствовала себя внутри. Ирен не могла так просто справиться с очередным профессиональным поражением, и даже сейчас пыталась снова и снова понять собственные ошибки.
Собака же, наполовину скрывшаяся среди батистовых балдахинов своей кровати, с легкой иронией выдохнула. 
- Я в этом не сомневаюсь, - заискивающе тянет она и чуть отступает назад. Из-под пышных воланов, полностью скрывающих низ кровати, сука совсем уж не по-эстетически вытягивает крохотный таз. На треть заполненный холодной водой, он плевался ею, как обжигающим ядом, бурля и переливаясь глухими колокольчиками.
Фокс недоверчиво глянула на собственное призрачное отражение на дне посудины.
- Нам всегда нужно содержать себя в чистоте, - учтиво пояснила «ночная бабочка», взирая на гостью с легким сочувствием. Гостья же неохотно ступила передними лапами в чашу и поняла, что уже заняла ее ровно наполовину.
- Ну, - ореховые глаза с сомнением вскинулись на хозяйку, – допустим…

- Эй, есть кто дома?
Когда в безмолвие доходного дома врезался чужеродный поток радости и беззаботного веселья, Фокс уже успела отодрать от себя основную массу глинистых комьев, а старенький чан с водой заметно помутнел после пыльных лап. Тем не менее, без них даже дышалось гораздо легче, и сука медленно выдохнула, причем так, словно ее только что освободили от тесных кандалов.
«Ночная бабочка» же выглядела слегка напряженной.
Только поймав на себе ее полный смятения и легкого дискомфорта взор, Фокс наконец уловила радостные всполохи внизу и поняла – она здесь не к месту.
- Кажется, пора двигать отсюда?
- Ты знаешь, где чердак…
Кивнув, воровка спешно покинула комнату. Оказаться в числе внештатных сотрудников борделя ей не хотелось, да и видок этого не позволял. На чердаке же никто и никогда не обретался, а это значило, что можно было хотя бы немного да отдохнуть после очередного тяжелого дня…
Под звуки собственного голодного желудка.
«Боже, никогда не любила осень», - внезапно подумалось Рыжей, и она обессилено распласталась по полу. На душе скребли кошки, и где-то в горле зарождался отчаянный крик непонимания и праведного гнева, но его просто нельзя было выпускать. Она знала, что должна вести себя тихо, как зашуганный кот, и уже безвольно поддавалась правилам этого дома.
- Отлично, прячусь и ищу утешения в закромах борделя… Куда же дальше ты скатишься, а, Фокс?..
Из груди вырвался тихий вздох. А после ее сознание внезапно вырвал из пучины безысходности чей-то приглушенный голос.
- Поставь… и можешь идти…
Сука лениво вскинула морду. Голос раздваивался и пробивался сразу из двух мест – сквозь бревенчатый пол и через приоткрытый в стене люк. Фокс закусила губу.
- Ты правда не собираешься присоединиться к веселью? – пробубнил какой-то новый тон, и Рен на долю секунды задумалась, не к ней ли был обращен вопрос. Подойдя ближе к люку, она медленно высунула нос.
То, что она ощутила всеми своими вибриссами и ужасно пустующим животом, просто не могло оставить ее равнодушной.
Сердце заколотилось сильнее. Голод завладел ее разумом. Фокси, поймав себя на странной мысли, ринулась прочь от окна и судорожно прошлась по комнате. Она вдруг подумала о том, что каждая из проституток сегодня обзаведется лакомым кусочком, а ее снова будет ждать голодная ночь. Холодная, долгая, мучительная ночь…
- Иди, прогуляйся… - заманчиво нашептывал ей голос из-под полов, шурупом вклиниваюсь в воспаленное сознание. – Иди, по-хорошему прошу…
Она дала очередной кружок по комнате. В ее мыслях вертелась мясная лавка, люди в длинных пальто, эгоистично зажавшие лишнюю колбасную палочку, злые полицейские, подстерегающие на каждом шагу – и голос, и запах, сопровождающийся этим голосом, и возбужденные крики клиентов доходного дома, и все, все сразу.
«Нет, я должна хотя бы посмотреть, - зашипело внутри нее. – Хотя бы одним глазочком».
Одно мгновение – и вот она уже медленно стекает на соседний этаж.

Отредактировано Фокс (2017-08-19 12:37:07)

+1

4

Блаженство оказалось недолгим, как и всё хорошее в нашем жестоком мире. Стоило только мне окончательно расслабиться и потянуться всем телом, так, что все косточки захрустели, как подозрительный шорох где-то наверху заставил быстро распахнуть глаза и перекатиться на бок. Шорох пропал, словно и не было его, но я уже не мог расслабиться, прежде не проверив, что всё безопасно.
На первый взгляд, было всё так, как и прежде: светил ночными огнями Город в застеклёное окно, по всему дому раздавались звуки веселья и восторга, где-то даже что-то ритмично шлёпалось об пол, создавая странную, простую, но зажигательную мелодию, под которую не исполнить пару прыжков или приёмов было просто грех. Вот только к этому примешивалось что-то ещё. Едва уловимое, на грани слуха, которое, к сожалению, глушили все остальные звуки. Хорошо подготовился, поганец... - подумалось мне с невольным уважением. Правда, потом настигло запоздало-насмешливоое: "А если это просто ветер был?.." Впрочем, пораскинув мозгами, логичное, казалось бы, заключение просто не выдерживало проверку фактом. А факт был прост, словно тупая деревяшка для отработки ударов зубами: здесь не было сквозняков. Ни-ко-гда. И ветру, соответственно, взяться было неоткуда. Только быть созданным чем-то посторонним, что почему-то проворонила моя Тень и я с ней на пару. Расслабился, называется... - недовольно проворчал я про себя, не рискуя высказываться вслух. Объяснение такой халатности было одно: мы оба просто слишком устали. Что ни капельки ни меня, ни Тень не оправдывало.
Всё, хватит заниматься рефлексией! - рассердился на себя я, обнаружив, что до сих пор даже встать не удосужился, лишь напряжённо нюхал воздух, попутно размышляя. Впрочем, данное действие, в виду полной корзины мясных кусочков, было делом непродуктивным, ибо мясной запах перебивал все другие. На что и словлю! - озарённый идеей и подстёгнутый любопытством, внезапно решил я, встряхнувшись. Потом смело развернулся к своей наживке спиной и сделал вид, что заинтересовался тем, что отражалось в окне. Правда, продолжал чутко прислушиваться, принюхиваться и всматриваться в оконное отражение, пытаясь уловить, кто ко мне осмелился явиться. Последнее, правда, не особо удавалось: фонари своим светом мешали, отсвечивая на полу и стенах комнатки. Оставалось уповать на слух и нюх.

+1

5

Это была тонкая грань межу безумием и отчаянием, когда ни одно из слагаемых не обещает тебе успех. Когда-то давно Фокс и подумать не могла, что однажды ей взбредет в голову ретушироваться здесь, где все должны были быть своими, закадычными друзьями. Но сегодня ей придется воровать у этих самых своих – почти что своих, а воровской кодекс редко когда поощрял подобное. Конечно, далеко не все соблюдали его, всяких шкур хватало сейчас на окраине, но она-то не была этой шкурой…
Вернее, до сих пор не была.
«Да плевать я хотела на вашу мораль, - вдруг в приступе тихой ярости решила рыжая сука. – Разве может идти речь о морали, когда ты сам на грани уничтожения?»
Она тихонько спустилась по лестнице вниз и выглянула из-за угла. Дверь была совсем рядышком от нее и манила собаку небрежно оставленной щелочкой между собою и косяком. Коридор казался пустым, даже слишком, и лишь подстегивал этой подчеркнутой свободой к делу, которое в собачьем сознании уже обрело статус «крайне важного».
Фокс, а вернее уже Ирен Фокс, медленно подплыла к двери и, прислушавшись к тишине помещения, ловко сунула морду в проем. Голодный взгляд ее тут же остановился на заполненной мясом и косточками корзинке, но, не позволив себе зацикливаться только на этом, сука мгновенно перевела его на фигуру подле окна.
«Спит?» - пронеслось в ее мыслях расслоившимся эхом, и воровка повременила, но всего пару секунд, чтобы лучше вслушаться в дыхание гостя напротив. Не понимая, что она уже оказалась замеченной, Рыжая плавно ступила лапами в комнату.
Не дышать. Не торопиться. Никаких резких движений…
Рен плавно сменяла лапу за лапой, опасаясь ненароком попасть на неровный пол и огласить свое присутствие затяжным скрипом. Она то и дело скашивала взгляд в сторону дремлющего, как ей казалось, пса и поджимала губы каждый раз, когда очередной шаг ознаменовывался тихим шорохом.
Корзинка была все ближе и ближе.
Шесть хвостов. Пять хвостов.
Фокс заворожено сглотнула слюну, наполнившую пасть, и покрепче прижала к затылку подрагивающие от волнения уши. Напряжение охватило все ее тело, сводило челюсть до боли в зубах, но, несмотря на весь этот зудящий дискомфорт, на задворках сознания она чувствовала и слабый блеск адреналина, подвергшего сожжению все прочее, что могло выступать против.
Четыре хвоста. Три хвоста.
Сука кидает быстрый взгляд в сторону кобеля, но торопливо возвращает его к объекту своего вожделения, даже не успев разглядеть своего тайного врага, жертвы и охотника одновременно. Ею движет пропитавший всю комнату запах съестного, причем такого, о коем может помечтать даже не каждый заядлый воришка.
Два хвоста… Еще немного.
«Ну же, иди ко мне, мой трофей!»

+1

6

Спустя всего несколько мгновений я убедился, что моя предосторожность не была излишней: здесь, поблизости, и правда был кто-то, кого мы не заметили. В оконном отражении ловко, но тихо появилась смутная тень чьей-то лохматой головы, а после тело плавно втекло в комнату. Совсем тихий скрип когтей по полу, едва сдерживаемое дыхание, периодически замирающая тень при малейшем моём движении... Определённо, мне попался опытный вор. Если бы я правда спал, то действительно даже не узнал бы, что у меня был гость, пока не проверил корзину. Вот только прокол с самого начала сорвал планы пса, о чём он, конечно же, ещё и понятия не имел. Три шага, два, один... Ну что ж, мой выход, - усмехнулся я сам себе, а потом плавно, но стремительно повернул голову и тихо произнёс:
- Эй, - тень вздрогнула, а я мягко, как давным-давно меня научил один старый жестокий циник, поднялся на лапы, и быстро двинулся к гостю, - отойди-ка от корзины.
Три скользящих шага - и я в хвосте от замершего попавшегося вора. Морда его по-прежнему была в тени, что сейчас меня не устраивало. Я должен был видеть, что чувствует незванный гость. Я шагнул чуть вбок, открывая дорогу толике света, которую до этого загораживал спиной, недовольно вдохнув воздух, пытаясь определить, как вообще к гостю обращаться: вдруг это и вовсе гостья? И тут.. В морду я её не помнил, но вот запах врезался в память намертво.
- Молния?.. - я недоверчиво шагнул ещё ближе и чуть ли не ткнулся носом в бедро собаки, изучая запах, который когда-то запомнил. Кое-кто нервно дёрнул хвостом, и я его задумчиво поймал зубами, легонько прикусив. Хороший метод для задержания, мда, - промелькнула ироничная мысль.

+1

7

Резким импульсом по телу пробежался страх. Один-единственный оклик со стороны белеющих под подоконником подушек – и из темноты на гостя гневным взглядом вскидывается пойманный с поличным вор. Еще секунда – и блещущая янтарными глазами тень застыла в оборонительной стойке. «Бей и беги!» - бешено кричали в мыслях старые знакомые голоса в тревожно-повелительном тоне. Они отбрасывают воровку куда-то в голодные серые дни, застланные пеленой ливней, и напоминают ей о былых промашках, стоивших стольких сил и очередного ужина. «Бей и беги!», - призывали они раз за разом из глубин воспоминаний, адреналином закипая в висках и жилах. Но взлохмаченная сука лишь ощерилась в ответ и, будто бы только сильнее раздразнивая хозяина корзинки, почти вплотную встала к заветному пуфу. «Некуда бежать, - хладнокровно отвечала она голосам из прошлого и с неподдельным равнодушием вслушивалась в напрасно потревоженный сердечный ритм. – Только действовать».
Зоркие янтарные очи пристальным взором прожигали фигуру пса. Это не был бешеный взгляд отчаявшейся болонки – это был взгляд отрешенно холодный, все подмечающий, взгляд собаки, способной анализировать и размышлять. Фокс рассматривала кобеля с тихим утробным рычанием, в котором неопытный читал «Не подходи – убью», а знающий – «Обхитри меня, если сможешь».
Пес подается в сторону – она с праведным гневом в глазах следит за его движениями, медленно опуская голову на линию тела, прикрывая собственное горло и будто готовясь к возможному рывку. Фокс перебирала сотню возможных планов в своей голове, выжидала моменты и возможности, изучала крепкое тело своего врага, пытаясь выловить недостатки в его фигуре. «Я не дамся тебе живой, - подчеркнуто стальным тоном говорила псица сама себе, распыляя внутри неистовую жажду свободы и жизни. Она отказывалась верить в то, что охотник и жертва поменялись местами, и была готова в любой момент доказать обратное. – И мертвой тебе я тоже не дамся».
Лунный свет серебряным бликом пал на ее морду, вынудив непривыкшие к свету глаза прищуриться. Ирен тревожно повела ушами, когда по комнате разлился настороженно-вопрошающий голос кобеля, смысл которого она не смогла уловить. Однако в ее сознание разом врезался поток гласных и согласных, почему-то застигших ее врасплох, и Фокс лихорадочно пыталась сложить все частички этого пазла воедино.
«Молния?» - смутно дублировала сука в собственном сознании. На ее морде поверх гнева и ярости запечатлелось искренне непонимающее выражение. Она точно помнила эту интонацию – ту самую, в которой самое простое слово становилось клеймом на всю жизнь, данью памяти и безвозвратному прошлому. Интонация, которая отбрасывает время на многие месяцы назад, к дням, когда безысходность еще не была столь близким другом.
Фокс отчаянно боролась с последствием ушедших дней, но когда заметила, что таким образом подпустила пса слишком близко, нервно мотнула крупом в надежде отдалиться и занять соответствующую стойку. Однако того, что произошло позже, сука никак не могла ожидать. Равно как не смогла предсказать и своей реакции – а она была резкой, грубой и пылкой. Стоило клыкам пса аккуратно сомкнуться на буром хвосте, как Рыжая, не потерпев подобного ханжества, опрометчиво бросилась вперед, клацнув пастью у самого уха метиса.
И вот в тот момент ее осенило.
Рычание тут же стихло. Испещренная резкими линиями напряженных мышц морда плавно разгладилась; сука нахмурила лоб, чувствуя неопределенный привкус обескураженности, не отдающий ни радостью, ни разочарованием – лишь чем-то неопределенным. Она словно все еще не могла понять, что видит именно то, что видит.
- Зо… - Фокс неловко осеклась, медленно вникая в саму суть сказанных ею слов. – Джого? Не может быть…
Собака в смятении отдалила морду от пса и выпрямилась. Теперь ей пришлось обдумывать произнесенное с двойным усилием, и та неопределенно встряхнула головой.
- Впрочем… Почему не может? - воровка странно усмехнулась, задумчиво опустив глаза в пол. Она буравила землю у себя под лапами еще пару секунд, а потом вскинула голову, с воодушевленной улыбкой разглядывая блики света на морде Духа.
- Надо же, - иронично хмыкнула Рен, - понадобилось целых два года, чтобы встретиться вновь... Я не думала, что потребуется так много… Эй!
В голосе скользнула нежная укоризна.
- …может быть, ты отдашь мне мой хвост? Это немногое из того, что у меня осталось, и я, между прочим, все еще в нем нуждаюсь.

+1

8

Кажется, в первый момент она и сама была обескуражена. По крайней мере, знакомая мне самка вряд ли бы бросилась атакавать из такой невыгодной позиции, где шанс попасть по противнику есть только у таких, как я. Но потом, судя по всему, пошёл процесс узнавания. Ибо рычание прекратилось, а после её мелодичный голос, осёкшись на первом слове,  недоверчиво вопросил:
...Джого? Не может быть… - я не мог удержаться от ухмылки. Странно, да? Но первыми на ум каждому из нас сначала пришли данные нами друг другу клички. А потом уже пришло осознание, что собеседника зовут несколько иначе. Тебя... Тебя зовут Фокс. Насколько я знаю, Ирен Фокс. И ты по-прежнему несколько болтлива, когда волнуешься... Правда, моя ухмылка несколько погасла, когда я вспомнил, где мы и кто мы сейчас. А послушно выпустив из пасти её пушистый хвост - правда, не удержавшись от вздоха: я бы не отказался ещё так постоять, больно запах был вкусный - я уже совсем хмуро произнёс:
- Ирен, тебя не должны здесь увидеть. Ешь - и уходи, - и я отвернулся, дабы не показать, какое разочарование сейчас отражено у меня на морде. В конце концов, если бы не эта разнесчастная корзина, мы бы так и не узнали друг друга. И почему-то это меня печалило, хотя, казалось бы, с чего вдруг?..

0

9

В серебристом свете луны ореховый взгляд подернулся неживым блеском. Собачья морда медленно и плавно склонилась набок, совсем чуть-чуть, и улыбка растаяла, едва пес цвета песка спрятал от нее свои глаза. Возможно, где-то внутри элегантной женской души должно было поселиться глубокое разочарование от последующего полуприказа Джого, хотя они и не звались никогда хотя бы просто друзьями, но на задумчивой морде не отразилось даже намека на обиду. Фокс молчаливо пробуравила чужую спину взглядом и тихо, но раскатисто усмехнулась, медленно сползая брюхом на пол.
- Уйти? – задумчиво выдала она, словно смакуя каждую букву. Вытянув передние лапы, дворняга нарочито вальяжно сложила их друг на друга, пока уголки губ выдавали сухую, почти деловую улыбку, лишь слегка подчеркнутую слабым блеском измотанных глаз.
- Ради всего съедобного, Джого, ты же не думал, что я действительно развернусь и слиняю? – бледные глаза иронично прищурились. - Готова биться об заклад, ты бы во мне разочаровался…
Она деловито оглядела комнату. Фокс редко осматривала апартаменты «бабочек», даже номера своих подружек, которых здесь она навещала нечасто, воровка предпочитала не запоминать. Они казались ей через чур пышными и приторно богатыми, что вызывало в простой собаке чувство легкого отвращения, тщательно вуалировавшего обыденную житейскую зависть.
Ей никогда не видать пышных перин с сияющими при свете звезд золотыми оборками.
Сейчас же это занятие помогало ей скрадывать секунды молчания, словно бы их и не существовало. Занятая пересчитыванием подушек, утопающих в волнах одеяла, Фокс упорно делала вид, что не чувствует себя здесь лишней. Ее глаза медленно отмечали слегка потрепавшиеся балахоны, разворошенную постель и голубоватую лазурь неосвещенных стен. Она разглядывала полки и старые, уже никому не нужные картинки в рамочках, придававшие интерьеру странную изысканность, еще не выветренную временем. Фокс оглядывала прекрасные узоры рам, почти невидные в темноте, и думала, нужны ли кому-то теперь эти прекрасные труды человеческих рук? Для каких статусных псов теперь висят эти рамки? Разве сегодня нужны они хоть кому-то? Она думала, пока взгляд ее мельком не коснулся млечно-белого язычка света, лизнувшего золотистую макушку стоявшего напротив нее кобеля.
- Святой Дух…
В лазурном безвременье перин и подушек этот голос прозвучал туманно и в то же время слишком осознанно. Как приговор. Рен холодно всматривалась в мрачный силуэт метиса и где-то на подкорках сознания рисовала саму себя. Далеко. На бесчисленное множество ступенек ниже, в крутой чернеющей яме, в которой, крутясь и омерзительно хохоча, сновали драные, беззубые, безглазые, уродливые псы.
Гордая, строгая осанка суки не изменилась, но взгляд ее задумчиво упал на пол.
Откуда-то из глубины коридора изредка слышались оторвыши чужих голосов.
Фокс молчала. Неловко, чувствуя накатывающее смятение и тягучесть времени. Ей казалось, что прошло десять минут, а может и двадцать, хотя на деле едва ли минуло и три…
- Ты никого не ждал? – тихо, со странной сочувствующей нотой расплылось по туману спальни. Фокс хотелось выдавить из себя улыбку, но выходило все как-то кисло и стыдливо, и, хотя Джо и не мог увидеть ее позади себя, сука все равно прятала губы за полуоборотом морды.
- Неужели не разделишь праздника со своими «пай-мальчиками»? Ведь у вас, кажется, был продуктивный денек… Знаешь, я никогда особо не понимала капризов наших буржуа, но полагала, что тебя эта участь обойдет стороной.

+1


Вы здесь » Псы Норвегии » Воспоминания прошлого » Там, где кончается мораль